?

Log in

No account? Create an account

As · Our · Bloods · Separate

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Маше Ленцман





Ломкие стрелы. Падая,
он проводит языком
по их граням: как
уберечь чудо от капель крови?
Проводит ещё раз: как
уберечь от
стрижей, что носятся вокруг него,
не находя себе места
в яблоке полёта…

Охотник сбил
его, словно бы говоря: «Перестань
жить, зажав в груди
острие ночи, сложив
крылья на острие дня», —
сбил его, не сказав.

С  т  р  и  ж  и  :
Мы на спинках вощёных писали своих: «Оглянись!»
Мы хватали его за запястья, рыдали над головой.
Как отдать ему то, что он вынес в себе,
уронив от поцелуя?
Как забрать у него то, что вонзилось ему в грудь,
багровея, но целуя?

«Я люблю тебя, — говорит он ему, —
потому что ноги твои из самого
молодого огня и на спине твоей
цветут сизые искорки ирисов.
На спине цветут
ирисы и ромашки.
В смерти, чьей стрелой
я поцеловал тебя, нет
нежности или отторжения:
счастлив тот, кого она выбирает
в любовники (счастлив тот,
кто…): крыльям его
не суждено замолчать,
нет,
не суждено».

«Посмотри, — говорит он ему, —
рыбы внизу обретают голос
и поют про то, как ты благословишь их
своим девственным дыханием,
про то, как ты дунешь и вознесёшь их, поют.
Не пожалей
выдоха,
когда канешь
в томную белую
воду,
не пожалей».

И охотник говорит ему ещё:
«Были бы у меня руки
размером с сердце —
как бы я поймал тебя,
принёс домой, уложил на стол,
украсил бы ветками
шиповника, ничего бы
не ел—не пил,
три дня пел для тебя,
ударяя по искусно
сработанной лире. Были бы
у меня руки и лира…
Лишь бестолковые
стрижи да рыбы
тыкались бы нам в окно
влюблёнными мордами».

Р  ы  б  ы  :
Мы лучики, мы слёзки,
мы девочки-лепёстки,
хотим летать высóко,
а сами, как в напёрстке,
теснимся в море диком.

И видя, что крылья его
не дышат и тугим плодом
взросли на ветке позвоночной,
захватывая её в неизбежное,
тугое, бездыханное
кольцо, —

и видя, что на крыльях проступают
слова: «Не торопись молчать,
ведь смерть — это сладчайший
из обманов, — кричи, кричи,
покуда хватит маху,
и может, отойдёт
крылатая впотьму —
в сладчайшую потьму», —

и видя,
что на самом деле
он никуда не летит и ни во что
не падает, а только
замирает в расхристанном
качании,
качается и не летит —

и видя, что легендарный полёт
никому не нужен и уже давно
вместо рухнувшего
античного юнца
по античному небу
светится (ненужный) росчерк пера,
приводящий к смерти так же,
как слово «отпусти» или
как «летательность» или как
«я стою жду тебя на другом
берегу», —

и видя свой восхищённый страх,
несущийся больным ангелом
сквозь отстраняющуюся лазурь,
он чуть было не решается
сказать ему всё, последнее.

(Вот что бы он ему сказал:
«Какая же ты красивая,
какая ты полноцветная и здоровая,
какая ты сумбурная и
удивляющая,
какая ты пречистая дева,
Икар.
Как длинны твои кудри и сколько
птиц грезят о твоих локонах —
стеночках для своих гнёзд.
Язык твой, Икар, — сказал бы он ему ещё, —
что тень от струйки вина,
льющегося
в сверкающий
кубок, —
так парúт, так мáнит.
А груди твои, Икар, — сказал,
обязательно сказал бы он ему, —
налитые солнцем
белоснежные хлеба,
ветер полевой им ласковое платье,
и не насмотришься,
не насмотреться.
Как люблю я тебя, Икар.
И груди твои; кудри.
Как я тебя, Икара,
люблю. Какая же ты
прекрасная.
Как же любить тебя
мне, не-Икару», — вот
что бы он ему
непременно
сказал.)

Восковое яблоко лопается от
нестерпимого жара.
Крылья
ощетиниваются
розовыми стрелами.
Всё замирает.
Икар

не дышит.
Рыбы превращаются
в камни и вот-вот
рухнут
на дно.

Охотника больше не
видно.

И лишь
стрижи снуют в испуге и любви
и ленточками жёлтого «тюи-тюи»
кромсают небо на лоскуты.
* * *
Originally posted by strotsev at ХХ-й фестиваль русского свободного стиха
Оригинал взят у kruglov_s_g в ХХ-й фестиваль русского свободного стиха
Оригинал взят у sinkage в ХХ-й фестиваль русского свободного стиха
Программа:

13-14 апреля. МОСКВА. Зверевский центр. Московская часть фестиваля посвящается 80-летию В.П. Бурича и 75-летию Арво Метса.

13 апреля.
12.00. КОНФЕРЕНЦИЯ
Юрий Орлицкий. Вступительное слово.

Мемориальная часть

Вячеслав Куприянов. О русском верлибре и его фестивалях.
Наталья Метс. Об Арво Метсе, его книгах и переводах.
Валерий Сафранский. Как это начиналось.
Алексей Алехин. Из истории фестивалей верлибра.

Научная часть
Юрий Орлицкий. Корни русского верлибра
Максим Амелин. О верлибре.
Данила Давыдов. Верлибр в примитиве и примитвизме.
Евгения Коробкова. Гетероморфный стих Ксении Некрасовой.
Евгения Суслова. Рефлексивность верлибра XXI века.
Наталия Черных. Эссе об одном стихотворении Геннадия Айги.
Сергей Сдобнов О верлибрах Аркадия Драгомощенко.
Александр Степанов. Верлибр Инны Кабыш (на примере стихотворения «Митька-космонавт».
Слава Лен. Верлибр и смежные стиховые системы (стимы): концепт - квалитизм - русский свободный стих. Всеволод Некрасов как верлибрист. Вячеслав Куприянов как квалитист. Русский свободный стих Виктора Сосноры.

16.00. Чтения.
1.     Евгений Бунимович
2.     Алексей Алехин
3.     Наталия Азарова
4.     Тамара Буковская
5.     Валерий Мишин
6.     Слава Лен
7.    Евгений ХаритоновЧитать программу дальше...Collapse )


* * *
в аду висят всклокоченные сферы
и я меж них секусь как волосок
* * *
Originally posted by podoidi at Обновления "Студии" на "Новой литературной карте России"

Друзья, снова работает раздел «Студия» на «Новой литературной карте России».

Наши обновления:

В разделе «Процесс» много новых имён и подборок старых участников «Студии»: http://www.litkarta.ru/studio/process/ Там вы найдёте новые тексты Кирилла Широкова, Лады Чижовой, Евгения Ухмылина, Оксаны Васякиной, Дарьи Серенко, Никиты Сунгатова, Степана Бранда, Марины Ламбриановой, Екатерины Али, Анны Румянцевой, Веры Воиновой, Сергея Сдобнова, Александры Цибули, Ивана Соколова, Дениса Безносова, Елены Ревуновой, Артёма Филатофа

В разделе «Ориентир» появилась страничка Павла Улитина со специальным предисловием Михаила Айзенберга: http://www.litkarta.ru/studio/orientir/ulitin/

К работе «Студии» привлечены новые «эксперты» - Денис Ларионов, Кирилл Корчагин, Евгения Риц.

Продолжает функционировать раздел «Проба», куда любой желающий может отправить тексты на «экспертизу», в том числе и новым экспертам. Здесь же – Денис Ларионов о стихах Виктора Лисина: http://www.litkarta.ru/studio/review/lisin2013/

В ближайшее время возобновит работу обновленный «Форум», где вы можете обсудить как конкретные тексты, так и волнующие вас вопросы современного литературного поля. Чтобы получить логин и пароль для участия в «Форуме», достаточно написать по нижеуказанному электронному адресу.

В стадии обсуждения и разработки находится вопрос о проведении офф-лайновых семинаров «Студии» с участием экспертов и молодых авторов.

Мы ждём ваших вопросов, рекомендаций, пожеланий, предложений и текстов по адресу studio-karta@yandex.ru.

С приветом, модераторы «Студии» - Никита Сунгатов, Галина Рымбу

Перепост очень приветствуется!
* * *
три четверти кипящего огня
размазаны по донышку сосуда
и чёрный нож из моего вина
проходится зимой по сдавленному саду
как волосы ложатся обручем на темя
когда горит тоска в холодном чреве
так я ложусь и пахну золотой смолой
сжимая голос неживой
* * *
* * *
под распухшим языком
шипастый тычется ком

(на хую жила и пела
на хую сидела и росла
то ли дева то ли королева
ветреница сраная)

то душа моя
горемычная

[вот так посередине одного
стихотворения
(плохого)
внезапно рождается
другое
(ещё хуже)]
* * *
они придут и скажут саша ванина подружка
картошка рыхлая
вата придонная

а стоять не касаться — как?

они и пуще скажут
почему кости твои
в такт песне давидовой бренчат
скачет мальчик голый перед царём весь в поту
бесится слова ухарские заливные говорит-выкрикивает
тяжело царю ношу такую
обнимает ему лицо пóтом выпуклым свежим мальчишеским
горчит сердце от гиканья забуянного
а только и ты ему такая же
сороковая невеста вестница-мироносица

и ещё скажут грозно
зачем живёшь ты таким
царём окаянным
невесёлый воздух в груди-коробочке запечатан
в зеркале себе мерещишься ёбаным адом
будто и не знаешь
давиду — своя петля
в огне танца голого как выстоять?

постоят ещё
куски мяса гнилого у ног разбросают
так и ты стоишь
старая никчёмная
как орёл прикованный

....................................................

а ванька висит себе крутится
по ногам-рукам чёрным шарфом матушкиным перевитый
очи дурные белые

и ещё почему-то
рука отбита
* * *
Маше Ленцман


Ветреный апрель
имеет свои взгляды
на счастье, на людей.

Красиво
матушек синичек
святое стрекотанье —

Но сердце простое,
простое, бесхитростное сердце,
сердце без словес
ему милей.
* * *
И раненые щуки, и боги в кораблях
в свету осклабившихся звёзд
глотают лучевые папиросы,
их конченый полёт — что человек:
никак не может сдохнуть
на затянувшемся допросе.
* * *
какою слабою дугой
через кипящий котлован
идёт дрожанье девичьих воздусей
испуганных работами внизу
где в танце прокалённых тел несутся
сполохи гирь разного калибра цвета и любви
им снизу серенадят мешки цемента доски гвозди
и вроде бы упасть и плакать но они
всё дальше мельтешат вот-вот растают
а воздух их в себе покорно носит
и расцветает
* * *
* * *

Previous